Святые Царственные страстотерпцы

Многие державные мужи и правители удостаивались канонизации – причисления к лику святых. За столетия истории церковные месяцесловы пополнились именами благоверных царей и князей, правителей-просветителей народов и стран, мучеников за веру. Святые царственные страстотерпцы Романовы представляют исключительный пример подвига, совершённого членами Августейшей фамилии, представителями одного из самых больших и славных монархических домов общесемейно. Согласными верой и мужеством, единым стремлением к самопожертвованию для блага соотечественников они вошли в Царство Христово.

Нет человека, которого оставляло бы равнодушным упоминание об этом: история жизни, свидетельства памяти, трагический путь последних дней. Венценосное семейство, овеянное славою святости, является узнаваемым образом, олицетворяющим Россию тревожного, кровавого ХХ века. Случайный взгляд прохожего посреди городской толчеи встречает фоторепродукцию с Императором и Императрицей, Наследником, Великими княжнами, и удивительные красота и спокойствие заставляют его мысли течь по-иному, пробуждают ощущение сопричастности к Важному, Главному.

Семь ликов с выражением тихой печали и взором куда-то вдаль, поверх времени… Долг благодарной молитвенной памяти мы воздаём и Царственной семье сообща, и каждому из Августейших страстотерпцев поимённо.

Государем по отречении от престола прочно владела мысль: отдать себя в жертву, принять полную вину за ошибки и прегрешения, чтобы тем самым приклонить милость Божию к России.

«Я не хотел бы уезжать из России, – говорил он, — Слишком я ее люблю, я лучше поеду в самый дальний конец Сибири». В апреле 1918-го в Екатеринбурге он писал: «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России: я буду этой жертвой — да свершится воля Божия!» Смуту и падение огромной империи остановить не удалось. Однако высокое понимание Государем нравственного долга подвело итог под противоречивым и многотрудным правлением, вопреки панике, царящим повсюду «измене, трусости и обману» задало особое нравственное измерение происходящему.

Единодушным был выбор Императрицы Александры Феодоровны. «Я предпочитаю умереть в России, чем быть спасённой немцами», — признавалась она.

Россия в те дни вела войну с Германией, и, будучи урождённой немецкой принцессой, Государыня ощущала такое родство с Россией, русскими и Православием, что худшим смерти считала выезд в Европу. Трудно вообразить, эти слова стойкости и самообладания произнесла мать, предопределяя на страдания и смерть с собой пятерых детей!

Семья Николая II была удивительно дружна. Господь даровал императорской чете редкостное счастье — крепкий и тесный союз, отношения между родителями и детьми тоже были самые тёплые. Император и Императрица опасались, что богатство и нега испортят характер детей, и потому растили их в обстановке порядка и почти аскетической дисциплины. Императорские дочери жили по двое в комнате — с одной стороны коридора «большая пара» Великих княжон Ольги с Татьяной, с другой — «маленькая»: Мария и Анастасия. Мебель проста и безыскусна, девочки спали на складных армейских кроватях, под толстыми синими одеялами.

Государыня Александра полагала необходимым развивать в детях самостоятельность и научила их постоянной занятости: рукоделию, чтению, самообучению на дому. Когда началась Первая мировая война, Царица и две старшие дочери стали сестрами милосердия. Не страшась вида крови и ран, отнятых конечностей, они служили лежачим раненым, помогали в операционной. Мария и Анастасия сокрушались о том, что слишком юны и не могут быть сёстрами милосердия, подобно Ольге и Татьяне.

Сила воли и отзывчивость помогли цесаревнам в заточении. Когда обращение охраны и комиссаров становилось раз от раза всё более злобным, Александра Феодоровна повторяла дочерям: «Только бы устоять, только бы не дрогнуть духом, только бы сохранить сердце чистое и крепкое».

На момент убийства святой цесаревне, Великой княжне Ольге было 22 года. Как и другие царские дети, она была одарена прекрасной наружностью. От матери девочкам и сыну-наследнику достался выразительный взгляд серо-голубых глаз.

Старшая из княжон была застенчива и тиха. Это любимая дочь Императора Николая II, от которого унаследовала качества простоты, скромности и любви к Отчизне. Больше других сестёр она любила читать, писать стихи. По принципиальным же вопросам, в порыве воодушевления княжна Ольга одна среди всех могла открыто возразить отцу с матерью.

По воспоминаниям Михаила Дитерихса, на окружающих Ольга Николаевна производила впечатление своей ласковостью, со всеми держала себя ровно, спокойно и поразительно естественно. Она была развита, начитана, любила уединение и книги, имела способность к искусствам: играла на рояле и пела, не любила роскоши и не интересовалась нарядами.

Во время Первой мировой войны существовал план замужества Ольги с румынским принцем (будущим Каролем II). На предложение руки Цесаревна отвечала отказом, не желая покидать Россию и жить в чужой стране. «Я русская, — заявила она, — и хочу всегда оставаться таковой».


Вторая дочь, Великая княгиня Татьяна встретила мученическую смерть 21-летней девушкой.

Она была высокой, тонкой и элегантной, с темными волосами, любимицей матери, взявшей от неё благородство и чувство долга. С усердием возилась она с младшими, за что получила прозвище «гувернантки». Когда Государь с Государыней уехали из Тобольска, за решением вопросов все шли не к старшей Ольге, а к Татьяне.

С. Офросимова писала о Татьяне следующее: «Она аристократична и царственна. Лицо её матово-бледно, только чуть-чуть розовеют щёки, точно из-под её тонкой кожи пробивается розовый атлас.

Профиль её безупречно красив, он словно выточен из мрамора резцом большого художника. Своеобразность и оригинальность придают её лицу далеко расставленные друг от друга глаза. Ей больше, чем сёстрам, идут косынка сестры милосердия и красный крест на груди. Она реже смеётся, чем сёстры. Лицо её иногда имеет сосредоточенное и строгое выражение. В эти минуты она похожа на мать. На бледных чертах её лица — следы напряжённой мысли и подчас даже грусти».

А баронесса С. Буксгевден добавляла: «Абсолютно лишенная самолюбия, она всегда была готова отказаться от своих планов, если появлялась возможность погулять с отцом, почитать матери, сделать все то, о чем её просили. Именно Татьяна Николаевна нянчилась с младшими, помогала устраивать дела во дворце. У неё был практический ум, унаследованный от Императрицы — матери и детальный подход ко всему».

Третья дочь, Мария, едва успела справить свой 19-й день рождения. Она была крепкой и крупной, хорошо рисовала и играла на рояле, любила детей и домашнюю жизнь, и была бы прекрасной женой и матерью.

Мария обладала редким качеством: быть довольной при любых обстоятельствах, даже в условиях ареста и пересылок. Её как наиболее уравновешенную родители предпочли взять с собой, когда они вынуждены были временно разлучиться с детьми и отправиться в свой последний, исполненный опасной неизвестности путь в Екатеринбург.

Физическая выносливость давала возможность девушке переносить больного цесаревича Алексея. Когда брату требовалось куда-то попасть, а сам он был не в состоянии идти, он звал «Машка, неси меня!». В воспоминаниях убийц, совершавших расстрел Царской семьи, Мария не умерла сразу, а сначала оказалась защищена от пуль драгоценностями, зашитыми в корсет; впоследствии же, когда из нижней расстрельной комнаты стали выносить трупы, цесаревна Мария вдруг села на полу и закричала.

Жизнь младшей дочери, Анастасии, оборвалась на 18-м году. Весьма подвижная, она была сорванцом и любила всех смешить, её увлекали балы, танцы, музыка, шарады. Анна Вырубова вспоминала: «Анастасия была словно сделана из ртути, а не из плоти и крови».

У Анастасии была маленькая собачка японской породы, любимица семьи. Анастасия взяла эту собачку с собой в екатеринбургский подвал в роковую ночь 4/17 июля, и та претерпела смерть вместе с ней. После расстрела в комнате великих княжон был найден последний рисунок, сделанный рукой Анастасии, — качели меж двух берёз.

Наследник-цесаревич Алексей, младший из всех, не дожил нескольких недель до своего 14-летия. От младенчества он был болезненным мальчиком и претерпевал невероятные страдания. Гемофилия – страшный недуг, при котором всякий ушиб превращается во внутреннее кровоизлияние, угрожавшее жизни. Этот недуг явился причиной душевных мук для всей семьи, особенно для родителей.

Несмотря на это, Алексей оставался живым и веселым ребенком, всеобщим любимцем, подвижным, проводившим время в играх и шалостях с сёстрами и другими мальчишками.

Оценивая здоровье наследника, профессор лейб-медик С. П. Фёдоров делал вывод, что при благоприятном течении обстоятельств с гемофилией можно прожить долгую жизнь. В лице цесаревича Алексия Россия могла бы иметь правителя исключительных качеств: крепкого духом, терпеливого, с обострённым чувством добра и справедливости, близкого к простым людям. «Если бы однажды я стал царем, — писал мальчик в своём личном дневнике, — никто бы не осмелился мне врать. Я бы навел порядок в стране».

Характер у цесаревича был покладистый, он был трогательно предан родителям и сестрам, а те, в свою очередь, души не чаяли в юном цесаревиче, особенно Великая княжна Мария. Он не любил придворного этикета, любил быть с солдатами и учился их выражениям. Облик его, истончённый болезнью, был как бы воздушный. «Душу яко чистое небо имевый», — говорит тропарь святому цесаревичу Алексию.


Убийство Романовых стало ужасной трагедией. Целясь в Царя, Царицу и детей, большевики конечным своим намерением имели уничтожение связи с исторической Россией. Но так же, как добровольный отказ от борьбы за власть святых страстотерпцев князей Бориса и Глеба положил предел стихии княжеских усобиц, нравственно разбудил охваченную братоубийством Киевскую Русь, кротость, проявленная могущественным монархом, главнокомандующим огромной армии, стала откровением о силе духа и благородстве, превосходящих грубую силу и политические интриги. Она послужила залогом преодоления ненависти, основой гражданскому миру в новой России.


В 1981 г. члены семьи последнего Императора Всероссийского Николая II были прославлены Русской Православной Церковью Заграницей как мученики; в 2000 г. Московским Патриархатом – как страстотерпцы.

Акафист святым Царственным страстотерпцам.

О житии Царственных страстотерпцев читайте более подробно.

История канонизации святых Царственных страстотерпцев изложена здесь.

За что канонизирован император Николай II и его семья? Беседа с секретарем Синодальной комиссии по канонизации святых, ректором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиереем Владимиром Воробьевым.

О Великой княжне Ольге.

О цесаревиче Алексии — «Царственный озорник».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − шесть =